AdNihil
Cogito ergo sum.

Часто ли Вы вспоминаете людей из своей жизни, которых в ней больше нет?
Иногда меня накрывает лавина воспоминаний, будто нет того огромного количества времени, что уже утекло. Нужно сказать безвозвратно, но даже это слово не выразит и толики той глубины и отчаянного желания задержать эти моменты...
Они порхают перед глазами как бабочки. Разноцветные бабочки. Вот такое вот глупое сравнение. Прекрасные и такие недолговечные. Порой даже кажется, что я чувствую их порхания в воздухе. Осязаю их.
Самое странное, что они могут приходить без причины. Просто всплыть. Может, я и сама не знаю, с чем-то связанные в моем подсознании они рушатся мне на голову, если сознание натыкается на поплавки. А может, я правда немного ненормальная. Мы все такие, если посудить. Нормы нет.
И так складывается, что то о чем я думаю причиняет боль. Мне не кажется, что я жалею себя. Или раздосадована тем, что этих людей больше нет со мной, что я даже наблюдать за ними не могу. Я не говорю о мертвецах в прямом смысле этого слова, хотя они тоже есть в моих воспоминаниях. Мне ужасно плохо от того, что часть тех, кого хранят мои воспоминания больше нет как личностей, а другая - исчезла из моей жизни даже не оставив мне шанса отпустить их постепенно. Вторая самая острая боль. В первой я привыкла. К разочарованиям вообще быстро привыкаешь. Это как нарастающий слой пыли. Со временем даже перестаешь ее вытирать. Да и зачем, когда они оседает вновь быстрее, чем я ее убираю?
А жизнь продолжается. Она наполняется новыми красками, сознание новыми бабочками, новыми мыслями. Я знакомлюсь с новыми людьми, вернее они со мной, для меня это непосильный труд, потому как одиночество и время предоставленное мне на себе всегда давало мне какое-то преимущество в развитии. Только куда я с ним зашла? А впрочем это неважно.
Моя проблема в том, что я жуткий барахольщик. То, что я люблю я буду любить до последнего. Будет ли то улыбка, поступок или слово. Так странно любить кроме светлого темное. То, что заставляет ощущать собственную ничтожность гораздо сильнее малой значимости. И продолжать хранить в памяти то, от чего когда-то хотелось выть волком. Да, сейчас это не трагедия. Но у каждого трагедии свои. Все свое.
Объятие, шум, угощение, журба и даже драки. Рукопожатие, вишни, солнечные блики, мартовский снег и даже запахи будто лекарства или шелковица...
Воспоминания, как бабочки. Пестрые и яркие, но слишком непродолжительные и обреченные умереть.